Описание
Здесь будет собран документальный материал со всего мира о самых страшных и зверских преступлениях совершенных человеком...

Здесь будет собран документальный материал со всего мира о самых страшных и зверских преступлениях совершенных человеком.

Показать еще…

Новые фото

Нет загруженных фото
от Miru Mir
Нет загруженных фото
от Тью
Нет загруженных фото
Ссылка скопирована в буфер обмена
Показать:
Закреплено
Недавние события
  • Katrin вступил(а) в эту группу
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  • ffa1978 вступил(а) в эту группу
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  • Tomas вступил(а) в эту группу
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  • водолейнолеи вступил(а) в эту группу
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  •   жестишмат отреагировал(а) на это 5 дн. назад
    СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ, ВНЕ РЕЙТИНГА ЗНАМЕНИТОСТЕЙ

    РИЧАРД СПЕК «РОЖДЕННЫЙ ЗАДАТЬ ЖАРУ»

    «Рожденный задать жару» — эти слова были вытатуированы на руке 25-летнего моряка Ричарда Спека. Это был жизненный девиз этого молодого американца, который он и оправдал.
    Ричард Спек родился в Далласе в 1941 г., мать его была разведена, в 14 лет Спек попал на примету полиции. В конце концов судьба привела его в моряки. На руке у себя он сделал однажды татуировку: «Рожденный задать жару». Оправдывая надпись, в ночь на 14 июля 1966 г. Ричард Спек постучался в домик на окраине Чикаго, в котором жили девять студенток медицинского колледжа. Открыла ему филиппинка Амурсо Коразон. Спек прошел в одну из спальных комнат, затем во вторую и в обеих разбудил...
    СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ, ВНЕ РЕЙТИНГА ЗНАМЕНИТОСТЕЙ

    РИЧАРД СПЕК «РОЖДЕННЫЙ ЗАДАТЬ ЖАРУ»

    «Рожденный задать жару» — эти слова были вытатуированы на руке 25-летнего моряка Ричарда Спека. Это был жизненный девиз этого молодого американца, который он и оправдал.
    Ричард Спек родился в Далласе в 1941 г., мать его была разведена, в 14 лет Спек попал на примету полиции. В конце концов судьба привела его в моряки. На руке у себя он сделал однажды татуировку: «Рожденный задать жару». Оправдывая надпись, в ночь на 14 июля 1966 г. Ричард Спек постучался в домик на окраине Чикаго, в котором жили девять студенток медицинского колледжа. Открыла ему филиппинка Амурсо Коразон. Спек прошел в одну из спальных комнат, затем во вторую и в обеих разбудил спящих. Он собрал девушек в одной комнате, связал их разорванными простынями и спросил, где они держат деньги. Потом он развязал одну студентку и увел ее из комнаты.
    Моряк вернулся и увел с собой вторую девушку. Филиппинка, даже связанная, ухитрилась закатиться под кровать и лежала там, затаив дыхание. Всех оставшихся её подруг Спек уводил одну за другой и методично убивал.
    Первую, Глорию Дэви, он задушил обрывком простыни.
    Второй, Сюзанне Фаррис, нанес девять ножевых ранений в грудь, плечи, шею и лицо. Третью, Патрицию Матушек, задушил. Четвертая, Памела Вилькенинг, получила удар ножом в сердце. Пятой, Мари-Анн Джордан, досталось пять ножевых ударов. Шестой, Мерлите Гаргулло, садист перерезал горло. Валентина Пасион, седьмая, была задушена и уже мертвая получила 4 ножевых удара. Тем же способом Спек расправился с восьмой жертвой — Ниной Шмеле. Самое поразительное, что никто из девушек не кричал и не звал на помощь! Одну из девушек Спек перед убийством изнасиловал.
    Когда в пять утра Амурсо Коразон осмелилась выползти из-под кровати и, развязав зубами узлы на руках, а затем узлы на ногах, вышла из спальной комнаты, то увидела чудовищную картину. Ее истерический крик был так пронзителен, что его услышал полицейский Леонард Понни.
    — Меня чуть не вырвало, — рассказывает он. — Это было как в кинофильме о нацистском концлагере. Трупы лежали всюду: три — в одной комнате, три — в другой, еще один — в коридоре у ванны. В третьей комнате — восьмой труп. Кровь была всюду — на стенах, на простынях, на полу, на патефонных пластинках, на подушках диванов…
    Расправившись с девушками, Спек как ни в чем не бывало пошел в бар. За стойкой бара он разговорился с другим матросом. Узнав, что перед ним коллега, Спек вытащил свой нож и похвалился, что купил его у солдата во Вьетнаме и что этот нож уже убил нескольких человек. Его арестовали через несколько дней благодаря отпечаткам пальцев, щедро оставленным во всех комнатах коттеджа, где жили студентки. После ареста Спек пытался покончить жизнь самоубийством. Впоследствии при анализе крови у Спека была обнаружена лишняя хромосома Y — «хромосома преступления». У нормального человека в клетке 23 пары хромосом; следовательно, всего 46. А у Спека их 47. Стало быть, у Спека врожденная склонность к преступлениям и, значит, он не может отвечать за свои поступки. Эта ненормальность в количестве хромосом помогла адвокатам добиться замены тюрьмы на психлечебницу. Суд все же приговорил Спека к смертной казни, — уж слишком сильно было возмущение в народе, вызванное бессмысленным и жестоким убийством восьмерых студенток. Но этот приговор был немедленно обжалован, и дело тянулось от апелляции до апелляции годами. Спек остался жить, и коротает свои дни в тюрьме, окруженный громкой славой «человека, рожденного задать жару».Из-за версии о том, что Спек изнасиловал всех убитых им студенток, убийца заработал славу секс-машины и был завален в тюрьме письмами — признаниями в любви от женщин с патологическими отклонениями в этой области.

    РОБЕРТ БЕНДЖАМИН СМИТ

    13 октябре 1966 г. в Аризоне, в городе Меса, было раскрыто новое сенсационное преступление, бесстыдное, бессмысленно жестокое и беспричинное. Героем очередного скандала, вновь потрясшего Америку, был молодой человек — 18-летний учащийся колледжа Роберт Бенджамин Смит.
    12 ноября 1966 г. он, действуя подобно чикагскому матросу Спеку, студенту из Остина Уайтмену и недоучке Шмидту из Тусона, застрелил ни в чем не повинных трех девушек, молодую женщину, девочку и ранил еще одну девочку и младенца.Кстати, на судебном процессе он развязно заявил, что мысль об этой страшной бойне пришла ему на ум, когда он прочел в газетах об убийстве восьмерых студенток в Чикаго и о бойне в университете штата Техас в Остине.
    — Эта мысль, — уточнил он, — окончательно созрела у меня, когда родители подарили мне пистолет 32-го калибра. Я убил их потому, что мне хотелось, чтобы обо мне узнали. Мне хотелось доказать, что я тоже выдающийся человек.
    Обстоятельства этого преступления действительно весьма схожи с кровавым «случаем в Чикаго». Смит скопировал повадку Спека, который сначала приказал своим жертвам держаться тихо, пока он их свяжет, а потом убил одну за другой. Он не зря читал газетные отчеты о суде над Спеком!
    Дело было так. Смит вошел в класс женского училища «Роз Мари», готовящего специалисток по косметике. В одном классе в ожидании начала занятий сидели 28-летняя Джойс Семлерс со своей 3-летней дочерью Деборой и трехмесячным младенцем и девушки Мари Маргарет Ольсен, Гленди Картер, Кэрол Фармер. Здесь же находилась сотрудница училища Бонита Сюе Гаррис.
    Оглядевшись по сторонам, Смит спокойно предложил всем присутствующим лечь на пол в круг, головами к нему, ногами — к стенам. Сам он встал в центре. Вытащил револьвер и стал стрелять — каждой по пуле в голову.
    Женщины во дворе услышали выстрелы и вызвали полицию. Полицейские, застали Смита среди трупов в классе, залитом кровью. Он смеялся. Увидев полицейских, Смит сказал: «Да, убийца — я», — и протянул руки, чтобы на них надели наручники. И добавил: «Теперь обо мне узнает вся Америка». Свой выбор он остановил на косметической школе, — там, пояснил он, всегда найдется достаточное число жертв.
    Между прочим; выяснилась такая деталь. Когда Смит приказал женщинам лечь на пол и они покорно выполнили его приказ, одна из них сказала, видимо пытаясь его смутить: «Через несколько минут сюда войдут сорок человек». Смит улыбнулся и сказал: «Жаль, но у меня не хватит пуль на всех».
    Следователь спросил его: «Что бы вы сделали, если бы в момент этой бойни в класс вошли ваши мать и сестра?» Смит, не задумываясь, ответил: «Думаю, что я их тоже застрелил бы. Мне хотелось убить как можно больше людей, чтобы составить себе имя. Я хочу, чтобы все знали, что я за человек»…

    ДИН АЛЛЕН КОРРЛ УБИЙЦА ПОДРОСТКОВ

    В том, что репутация и внешность обманчивы, убедились те, кто знал Дина Аллена Коррла. О 33-летнем электрике из Хьюстона соседи отзывались так:
    «Дин был прекрасным соседом, по-настоящему хорошим парнем. Остроумным, смешливым… Он ухаживал за газоном у своего дома и не лез в чужие дела».
    «У него всегда были-в кармане конфеты, которыми он угощал ребятишек».
    «Такой милый, такой вежливый! Всегда хорошо причесан и выбрит, хорошо одет… У него была такая подкупающая улыбка! И как он любил детей! Иногда по вечерам он сажал их на свой мотоцикл и катал, А в своем грузовичке он даже установил сиденья, чтобы возить ребятишек по воскресеньям на пляж».
    Оказалось, однако, что этот «милый и вежливый» электрик иногда в одиночку, иногда с помощью двоих недоучившихся в школе акселератов — 17-летнего ЭЛМЕРА УЭЙНА ХЕНЛИ и 18-летнего ДЭВИДА ОУЭНА БРУКСА — убил около 40 подростков. Коррл заманивал подростков в свой дом, привязывал к «доске пыток», истязал, а затем убивал. Пропажа подростков в Америке — дело совершенно обычное, поскольку ежегодно свыше миллиона юношей и девушек по разным причинам бежит из родительского дома. И жертвы Коррла были причислены полицией к этой категории. Кровавые «развлечения» благопристойного садиста кончились неожиданно.
    Это произошло 8 августа 1973 г., когда в штаб-квартиру полиции в Хьюстоне явился 17-летний Хенли и сообщил, что он только что убил своего приятеля — 33-летнего Дина Алена Коррла — и что это произошло во время очередной оргии, в которой кроме Хенли и Коррла участвовал 18-летний Дэвид Оуэн Брукс. «На протяжении трех лет, — рассказывает Элмер Хенли, — я помогал Коррлу в проведении оргий. Мне было поручено выискивать новые жертвы. В моем распоряжении их было больше, чем требовалось. Я знал всех ребят из нашей округи. Стоило подъехать к автостраде и можно было легко найти парней, которые просили их подвезти. Я обещал им хорошую вечеринку с выпивкой и наркотиками, и они тут же соглашались. Коррл мне обещал по 200 долларов за каждого новичка, которого я приводил. В тот вечер я привел к Коррлу парня лет двадцати и девчонку лет четырнадцати. Коррл страшно разозлился, потому что он не выносил женщин. Я тут же помог ему отправить на тот свет обоих. Затем, воспользовавшись моментом, когда он отвлекся, я схватил его револьвер и влепил ему пять пуль в голову…»
    Хенли не только явился в полицию с повинной, но и показал места, где они зарывали тела убитых подростков. Одним из них был пляж в Кальвестоне, на берегу Мексиканского залива, куда добренький Коррл по воскресеньям возил ребятишек купаться и загорать. Хенли привел полицейских в сарай, предназначенный для хранения моторной лодки. Там откопали 15 трупов.
    Число найденных трупов возросло до двадцати семи. Далее начались поиски трупов на юге Техаса.
    Портреты убийц появились на страницах газет и на экранах телевизоров. У них начали брать интервью.Ева Фурнье, специальная корреспондентка газеты «Франс-суар» делает заключение: «Уэйн положил конец чудовищным оргиям Корлла не их жалости к его жертвам, а из страха за самого себя».

    ПАУЛЬ ДЕ ЛОБОТОМ ЛАБОРАТОРИЯ СМЕРТИ

    В 1983 г. газеты Французской Гвианы, Суринама и Бразилии опубликовали сообщение о розыске опасного преступника Пауля де Лоботома, обвинявшегося в организации убийств.
    Пауль де Лоботом много лет работал судебным психиатром. Он жил в предместье Парижа на фешенебельной вилле и вел размеренный образ жизни обеспеченного человека. В свободное время изучал механику и электронику, вынашивая идею фикс научиться вводить людей в состояние глубокого гипнотического транса, в котором они говорили бы только правду.
    Поворотным моментом в жизни врача стало завещание умершей столетней матери: он узнал, что был «приемышем», а его настоящие родители закончили свои дни в психиатрической больнице. С немалым трудом Пауль разыскал историю болезни отца, из которой следовало, что тот был психопатом и содержался в палате для особо опасных пациентов. Лоботом неоднократно сталкивался с психически больными и знал, что эти болезни нередко передаются по наследству. Пауль начал анализировать свое поведение и вести подробный дневник, который впоследствии заменил на диктофон. В итоге пришел к выводу, что находиться в шумном многолюдном городе ему рискованно. Он продал виллу и уехал во Французскую Гвиану. Там купил себе старый каменный дом на пустыре, служивший когда-то сторожкой. В просторном подвале оборудовал лабораторию, оснастив ее уникальной аппаратурой, часть которой сделал собственными руками.
    Как вторгнуться в подсознание? Этот вопрос стал для него главным.
    Немало неудачных попыток предпринял Лоботом, прежде чем уловил момент, когда мозг подопытных животных начинает подчиняться командам извне. В состоянии между клинической и биологической смертью подсознание открывало недоступные сферы мозга, ведающие далеким прошлым. Проблема состояла в том, чтобы преобразовать импульсы в видимые образы.
    Лоботом приобрел компьютер ИБМ, подсоединил к видеомагнитофону и предпринял новые усилия, чтобы перевести электроимпульсы мозга на язык цифр, а цифры — в картинки на дисплее. В ходе опытов он столкнулся с еще одной трудностью. Яд, поражение током и другие способы умерщвления животных не давали возможности уловить нужный момент. Лучшим вариантом оказалась традиционная виселица. Внезапная остановка дыхания давала два необходимых эффекта: клиническая смерть наступает сразу же и электрические импульсы мозга не уходят в тело.Первые опыты подтвердили эту концепцию. Усиленный аппаратурой импульс мозга повешенного кролика вызывал кратковременное мигание экрана. Потом задергались в петле коты, собаки, нутрии, ламы. Чтобы раздобыть материал для исследований, Лоботом скупал в окрестностях разнообразных животных, расставлял ловушки. Лоботома охватила мания вешания. Он построил множество виселиц, приспособленных для животных различных размеров. В один из дней, проходя мимо зоологического магазина в Куэно, он увидел в витрине кувыркающуюся обезьянку. Несмотря на высокую цену, он купил ее и, едва придя домой, повесил. Уже после первого импульса на экране появился какой-то туманный образ. Лоботом вернул видеозапись назад и запустил в замедленном темпе. Что-то запечатлелось. Картинка была очень невыразительной, но, внимательно присмотревшись, он разглядел прутья решетки. Значит, неволя оставила в сознании животного очень глубокий след.Это был успех, но, к сожалению, обезьянка была очень примитивным существом, чтобы запоминать сложные образы.Надо было искать лучшего «кролика», а им мог стать лишь человек. К этому он готовился очень старательно, тщательно проверил всю аппаратуру, построил новую виселицу. Вместо традиционной петли сделал ошейник с регулируемым диаметром, обтянутый изнутри резиной. Каждый вечер с наступлением темноты Лоботом выходил на дорогу и поджидал случайных прохожих, но все зря.Неудачи вызывали у него трудносдерживаемые приступы жестокости. Он находил садистское удовлетворение, глядя на трепыхающихся в петле кошек и собак.
    Однажды ночью, когда Лоботом рыл яму для очередной жертвы, внезапно сгустились тучи и ударил ливень. Воткнув лопату в землю, он побежал за плащом. Под проливным дождем подтащил к яме тело большой собаки и столкнул вниз, но когда уже начал закапывать, понял, что труп за что-то зацепился, поскольку торчал из ямы. Решив его притоптать, Лоботом изо всех сил прыгнул на тело. Раздался хруст ломающихся костей и заглушающий шум дождя вой. Лоботом на мгновение оцепенел, а потом, сломя голову, бросился в дом. Лоботом включил свет и увидел, что всему виной лопата, которую он бессознательно тащил за собой. От сильного рывка черенок проломил доску под дверью, и теперь в дыру хлестал дождь. Лоботом сходил на кухню, принес кусок доски, гвозди и топор. Прикладывая дощечку к полу, он почувствовал движение за спиной и резко повернулся. Сквозь открытую форточку просунулась кошмарная волосатая рука, облепленная болотной тиной. Кривые узловатые пальцы с длинными зелено-багровыми ногтями шарили по двери в поисках замка. Лоботом с размаху ударил топором по руке. Брызнул фонтан крови. Отрубленная ладонь взлетела вверх и упала посреди коридора. Осторожно обойдя ее, он решил чем-либо забаррикадировать дверь. Оглянувшись по сторонам, вдруг увидел в проеме окна прижатую к стеклу человеческую голову. Это было наикошмарнейшим из всего, что могла создать природа. На лице размером со сковороду не было волос. Уши, напоминающие истрепанные лапти, росли выше бровей и спадали на желтые, криво посаженные глаза. Неопределенной формы нос. Лоботом вскрикнул от ужаса, сиганул в свой подвал и запер тяжелый железный люк изнутри.
    Очнулся он, словно после паралича. С трудом вспоминая события минувшей ночи, он решил, что напряжение и усталость предыдущих месяцев привели к помрачению сознания. Но когда вылез из подвала, наткнулся на… отрубленную руку! Теперь он взглянул на нее с искренним интересом. При дневном свете рука потеряла всю свою необычность. Настораживала, разве что, длина ногтей, все остальное было в пределах нормы.
    Лоботом отпер замок и вышел на крыльцо. В двух шагах от него лежал странным образом изогнутый человек, зажавший в зубах окровавленную культю. Он был в сознании. В искаженных страданием глазах сквозила немая просьба. Лоботом ее понял. Незнакомец не мог ничего сказать, потому что нельзя было разжимать зубы.
    Лицо лежавшего могло поразить любого, но не врача-профессионала. Головы больных раком мозга распухают иногда до невероятных размеров и приобретают кошмарные формы. Не медля, Лоботом втащил в дом обессиленное тело, буквально силой вырвал культю из зубов и наложил жгут. Потом обратил внимание на неестественно согнутое тело. Такое положение возможно только при переломе позвоночника. Запах испражнений подтвердил догадку. Кто-то ударил человека в спину с огромной силой. И случилось это где-то недалеко, ибо с такой травмой можно лишь ползти.Лоботом направился к злосчастной яме, увидел лежащего на краю могилы пса, осмотрел стены. Вывод напрашивался сам собой. Блуждая в темноте, незнакомец свалился в яму и притих. Прыжок Лоботома сломал ему позвоночник…
    Внезапно Лоботома осенило, что это и есть тот самый человек, которого он ждал столько месяцев. Одинокий лесной отшельник без постоянного жилья, семьи и знакомых. Его никто не будет разыскивать.
    Надо было торопиться, ибо угасающий пульс и не реагирующие на свет зрачки не оставляли сомнения, что вот-вот наступит критический момент. Лоботом подхватил тело на руки и перенес в подвал. Положив его у виселицы, попытался одеть ошейник, но веревка оказалась слишком короткой. Он не предвидел, что придется вешать лежачего. Лоботом засуетился, подыскивая какую-либо подставку. Под руку попалось тяжелое вращающееся кресло, на котором он всегда сидел у компьютера. С усилием подвинул его, привязал тело, скоростным сверлом сделал несколько отверстий в черепе и укрепил электроды. Наисовершеннейший материал для исследований — человеческий мозг — был к его услугам. Оставалось нажать маленькую кнопку на пульте, чтобы лента видеомагнитофона начала заполняться образами из жизни повешенного. Вечером, по установившейся многолетней традиции, Лоботом приступил к похоронам. Яма была готова, оставалось ее немного расширить и углубить. Он упаковал тело в целлофановый мешок, а оторванную голову поместил в большую стеклянную банку и залил спиртом.
    На следующий день начали происходить странные вещи. В джунглях было немало гнезд диких пчел. В полдень пораженные жители увидели огромные тучи насекомых, которые, никем не растревоженные, вдруг ринулись на все живое. Этой атаки не выдержало ни одно существо, которое не находилось под защитой непроницаемых стен. Пчелы проникали во все щели. Два часа стоял над окрестностями душераздирающий вой, мычание коров, ржание лошадей. Ровно в четыре часа пчелы исчезли. Насекомые вели себя очень странно. Они скопились над участком Лоботома, собирали комки земли и складывали их в одном месте огорода. К вечеру здесь вырос настоящий холм. Лоботом не понес никакого ущерба, поскольку его каменный подвал был для пчел недостижим. Сидеть два дня взаперти ему надоело, и он решил на время поменять обстановку. Упаковал самые необходимые вещи, а также банку с головой, и выехал в пансионат на побережье.
    Тем временем в районе, подвергшемся нападению пчел, началось расследование с целью объяснить причины их странного поведения. Во время допросов жители деревень довольно неодобрительно отзывались о живущем поблизости отшельнике, который проводит какие-то таинственные опыты и исследования. Восемь лет минуло с тех пор, как он приехал сюда, и с того момента в окрестностях стали исчезать коты и собаки. Дом одинокого эмигранта тщательно обыскали. Внешне старая сторожка выглядела вполне безобидно, однако подземная лаборатория произвела ошеломляющее впечатление. Ее предназначение не смог определить никто. Приглашенные эксперты-криминалисты смогли сказать не на много больше. Для подробного изучения материалов требовалась целая группа специалистов, но прокурор не хотел давать санкции на полный анализ материалов, пока не будет доказана вина ученого в бешенстве пчел.
    Основания для обстоятельной полицейской акции появились лишь после того, когда тучи пчел отравили химикатами, рассеянными с самолета. Сначала заинтересовались странным холмиком в огороде. Достаточно было несколько движений лопатой, чтобы приблизиться к тайне странной усадьбы. Нашли обезглавленный труп, похороненный вместе с собакой, а также останки нескольких сотен различных животных. Это доказывало сумасшествие ученого, и его следовало незамедлительно задержать.
    Тем временем Лоботом жил в пансионате «Камилла» на побережье Атлантики, не подозревая, что над ним сгущаются тучи. Сообщение о розыске услышала по радио горничная-креолка. Заинтригованная, заглянула в регистрационную книгу. Под видом уборки зашла в номер к Лоботому и заглянула в багаж. Там обнаружила кошмарную банку.
    Необычное открытие подняло на ноги всю обслугу. Телефон не работал, и хозяин пансионата отправился на машине в ближайший полицейский комиссариат. Полицейские приехали через час, но гость в отель не вернулся после ежедневной прогулки. Лоботом исчез без следа. Похоже, заметив необычайное оживление вокруг пансионата, он решил укрыться в болотах. Но, вероятно, не умел ходить возле трясины, где достаточно одного неверного шага, чтобы погибнуть.
    Лабораторию смерти обследовали тщательнейшим образом. Целые пачки тетрадей, сотни кассет и необычную аппаратуру упаковали и куда-то увезли. Ученый побыл «героем одного дня». Кому-то очень хотелось, чтобы пресса перестала им интересоваться. До сих пор неизвестно, был ли Пауль де Лоботом просто сумасшедшим или зловещим гением.
    Ответ на этот вопрос исчез в архивных папках с грифом «Совершенно секретно».

    «ВЕДЬМЫ ИЗ ЛАЙНЦА» ИЛИ «АНГЕЛЫ СМЕРТИ»

    Благополучную Австрию редко посещают уголовные бури. Тем сильнее было потрясение общества в связи с делом четырех медсестер из венской городской больницы «Лайнц». 28-летняя МАРИЯ ГРУБЕР, 29-летняя ИРЕНЕ ЛАЙДОРФ, 32-летняя ВАЛЬТРАУД ВАГНЕР и 50-летняя СТЕФАНИЯ МАЙЕР — вот имена «ангелов смерти», как прозвали их в Австрии. В 1989 г. против них было выдвинуто обвинение в том, что они давали больным снотворные препараты в чрезмерных дозах или заливали им воду в рот и дыхательные пути, чтобы они задохнулись.
    Два года длилось следствие, наконец в апреле 1991 г. судебный процесс завершился. В досье этого дела фигурировало 42 случая умерщвления, суд счел доказанным 21 убийство. Наибольшее число больных — 15 человек — убила Вальтрауд Вагнер.
    На вопросы судей о причинах такого отношения к больным медсестры признавались, что их раздражали крики больных и мольбы о помощи.
    «Ведьмы из Лайнца» (еще одно прозвище медсестер-убийц, данное им газетчиками) были приговорены: Вальтрауд Вагнер и Ирене Лайдорф — к пожизненному заключению, Мария Грубер — к 15 годам, Стефания Майер — к 20 годам тюремного заключения.
    В связи с делом «ангелов смерти» газета «Курир» писала: «Подумать страшно, что существует система здравоохранения, при которой возможно массовое убийство престарелых пациентов… Конечно, бандиты и убийцы имелись и есть и в других местах, но чтоб многие годы оставалось незамеченным, как в больнице умерщвляют немощных стариков, — в это трудно поверить.Правосудие хотя и покарало конкретных преступников, но до глубинных причин не докопалось…» Конечно, случись эти убийства в любом другом заведении, они тоже вызвали бы шквал общественного негодования. Однако то, что убийцами были люди в белых халатах, настолько шокировало людей, что они стали бояться лечебных учреждений. Впрочем, «ведьмы из Лайнца» — это исключение, а не правило для нормальной цивилизованной страны.

    Э. КЕМПЕР

    В возрасте 14 лет Э. Кемпер убил свою бабушку. Затем расправился с возвращавшимся домой дедушкой.
    Отделался Кемпер легко. Его признали невменяемым и поместили в психиатрическую лечебницу на пять лет.
    Благодаря настойчивости матери в 19 лет он был выпущен на свободу. Психиатр, осматривавший его, сделал заключение: «Я не вижу никаких причин считать Кемпера представляющим угрозу для общества». Когда психиатр писал свою справку, в багажнике машины Кемпера, что стояла у него под окном, лежала отрубленная голова его новой жертвы.
    Только потом выяснилось, что находясь на свободе, Кемпер убил еще шесть студентов, с которыми учился в колледже.
    Затем дело приняло совсем дурной оборот. Кошмарная участь постигла вызволившую его из лечебницы мать, а заодно и ее подругу, которую Кемпер пригласил помочь устроить праздничный обед в честь дня рождения родительницы. Полакомившись той и другой, он уселся в машину и стал блуждать по городу в поисках новых приключений.
    В конце концов он сам сдался полиции, умоляя арестовать его, пока он не совершил нового убийства.

    МАРСЕЛЬ ПЕТЬЕ ВРАЧ — УБИЙЦА

    Человек, на счету которого числилось по меньшей мере 27 вероломных убийств с ограблениями, родился 17 января 1897 г. в маленьком городе Оксере на берегах Ивонны.
    Маленький Марсель рос беспокойным ребенком. Несобранный и неусидчивый, он постоянно увлекался чем-то новым и поражал всех своими дерзкими ответами. Столь же неустойчивым, как характер, был и почерк Марселя — отчаянные каракули вопреки всем стараниям учителя.
    Марсель Петье сдал в 1915 г. экзамен на аттестат зрелости, а несколько месяцев спустя его забрали в солдаты. После окончания войны Марсель Петье изучал в Лионе медицину и завершил курс наук великолепной диссертацией. В 1921 г. он поселился в Вилльневе и занялся врачебной практикой. Здесь, в этом маленьком городке южнее Парижа, пропал без вести первый человек, о котором точно известно, что он был знаком с доктором Петье и перед исчезновением собирался пойти к нему. Это была Луизетта Делаво, горничная мадам Флери, правившая заодно и немудреным холостяцким хозяйством доктора Петье. За отсутствием каких-либо улик полиция приняла версию, что Луизетта Делаво с намерением произвести аборт уехала в Париж и не подает пока о себе вестей.
    А доктор Марсель Петье тем временем уже не был в Вилльневе неизвестным человеком. Он принимал деятельное участие в политике местного самоуправления, писал разоблачительные статьи в прессе, в том числе и о неспособности полиции, которая никак не может раскрыть причину загадочного исчезновения бедной Луизетты Делаво, и радовался все возрастающей популярности на политическом и врачебном поприщах.
    Очень скоро он наладил и свои финансовые дела, переехал в собственный дом, стал главным врачом городской больницы и директором дома для престарелых.
    Меж тем по соседству с преуспевающим доктором продолжали твориться какие-то загадочные преступления, раскрыть которые полиции никак не удавалось. Взломали и подожгли, например, соседний с Петье дом, принадлежавший чете Флери, тем самым Флери, у которых служила пропавшая Луизетта Делаво и которые сообщили полиции о том, что она была беременна от доктора. Никаких следов поджигателя полиция не обнаружила.
    Одну из пациенток доктора Петье, лотерейную кассиршу Дебуавэ, нашли задушенной в ее собственной квартире.
    После убийства кассирши по Вилльневу поползли слухи. Один мужчина по имени Фраскот в бистро за стаканчиком вина высказал сомнение в тщательности полицейского расследования. Почему бы, скажем, не сравнить отпечатки пальцев, оставленные убийцей в доме кассирши, с отпечатками пальцев доктора Петье?
    Через несколько дней этот Фраскот обратился к доктору Петье по поводу своего ревматизма. Врач предложил ему новейшую терапию пчелиным ядом, и Фраскот согласился попробовать. Три часа спустя он умер. Полиция и общественность ничего особо трагического в этом не усмотрели.
    Марсель Петье перебрался в Париж, где начал в 1933 г. на рю Шомартэн врачебную практику. За весьма непродолжительное время он стяжал у своих пациентов громкую славу, а проститутки, сутенеры и наркоманы просто боготворили его за доброту в выдаче рецептов и лояльность, проявляемую им при заполнении официальных донесений о венерических заболеваниях.
    Один осведомитель (и где их только не было!) навел-таки на него бригаду парижской уголовной полиции по борьбе с наркоманией. Наказание лишением свободы на кассационном процессе удалось свести к условному.
    Вторично попался он на сущем пустяке — книге, которую незаметно сунул в карман в книжной лавочке букиниста Жибера на бульваре Сен-Мишель. Доктор Петье, как сорока, крал все, что попадалось под руку, крал даже в квартирах больных, куда его вызывали, и в большинстве случаев это сходило ему с рук. На сей раз за книжку его поместили в психиатрическую клинику, покинуть которую удалось лишь после того, как разразилась война.
    Человеческая жизнь ничего больше не стоила. Местные нацисты и парижские уголовники за обещанную награду вовсю выдавали немцам адреса «левых» и евреев; за «левых» платили больше, за евреев — меньше.
    Тогда-то Петье и пришла в голову «светлая» идея. В мае 1941 г. за полмиллиона франков он купил у одного румынского князя дом № 21 по рю Лезер с прилегающим к нему земельным участком и нанял двух каменщиков и столяра. Каменщики должны были увеличить выгребную яму, расчистить и побелить известью бывшую конюшню, приладить к потолку блок и на несколько кирпичей поднять стену, опоясывающую участок. Столяру было поручено привести в божеский вид «ординаторский кабинет» и треугольную комнату, обить двери звуконепроницаемыми пробковыми щитами, соорудить бутафорскую дверь и проделать в стене глазок.
    Закончив все приготовления, доктор Петье вышел на «охоту за евреями». Его пациент — меховщик Иоахим Гушинов оказался, предположительно, самым первым из всех, кто исчез после посещения дома. № 21 по рю Лезер.
    Позднее, во время следствия по делу Петье, полиция кропотливо по крохам собирала любые сведения о пропавших без вести. Родственникам исчезнувших людей предъявляли для опознания «коллекцию вещей», «собранных» Петье, в прессе публиковали описание обнаруженных предметов одежды. Так постепенно, шаг за шагом, на Кэ д'Орфевр установили 27 жертв, имена которых затем фигурировали в процессе.
    В конце августа 1944 г., когда миновала опасность быть арестованным за укрывательство евреев, в уголовную полицию на Кэ д'Орфевр позвонила некая мадам Эрьян Кан. Она назвала полиции имена доброго десятка еврейских эмигрантов, которым посредничала в установлении связей с доктором Петье.
    Вскоре полиция разузнала, что жертвами доктора Петье пали в оккупированном Париже не одни только евреи.Там же, на рю Лезер, исчезло большое число его пациентов, которые слишком много знали и могли стать для него опасными.
    Последняя жертва, принявшая смерть на рю Лезер, был Ивэн Дрейфус, которого французский жандарм за вознаграждение в 2500 франков выдал немцам как человека, собиравшегося пробраться в Африку к генералу де Голлю. Однако его жене удалось добиться освобождения мужа. Гестапо пошло на это, чтобы использовать Дрейфуса, в качестве «живца». У гестаповцев имелись кое-какие данные о докторе, и Дрейфус должен был, сам того не подозревая, вывести их на него. Однако Дрейфусу удалось одурачить преследователей.
    21 мая 1943 г. в 11 час. 45 мин. он в сопровождении доктора Петье вошел в дом № 21 по рю Лезер, и больше никто его никогда не видел. Среди человеческих останков, которые исследовал доктор Поль, были и его кости.
    21 мая 1943 г. вечером гестапо проводило очередную операцию. После того как гестаповские шпики упустили Ивэна Дрейфуса, в ту же ночь врач был арестован. Гестапо хотело знать, где он скрывает Ивэна Дрейфуса. Доктор Петье изобразил недоумение. В конце концов гестаповцы поверили доктору и отправили его в военную тюрьму Френэ. В феврале 1944 г. Петье совершенно неожиданно был освобожден из тюрьмы. Он получил назад свои личные вещи, в том числе и ключ от дома № 21 по рю Лезер, и сразу же поспешил на свою фабрику смерти.Одна лишь цель руководила им: как можно скорее освободиться от трупов. Опытный врач, он знал хорошее средство — гашеную известь: быстро иссушает трупы и тем самым заметно уменьшает тошнотворный трупный запах. Его брат Морис привез восемь центнеров извести, и доктор Петье засыпал ею трупы.Управившись с этим главным делом, Петье поехал в Оксер, где позволил себе отдохнуть как доблестный герой, только что ускользнувший из гестаповских застенков. Однако в начале марта он снова вернулся в Париж, где, к своему ужасу, узнал, что с 1 апреля его земельный участок на рю Лезер должен быть передан вермахту. Петье приходилось спешить: убрать немых свидетелей его преступлений за столь короткий срок было куда как не просто. Ночи напролет трудился доктор, доставал трупы из ямы с известью, расчленял и сжигал их.
    Так шло до той самой субботы, когда Петье прикатил на велосипеде на рю Лезер и обнаружил, что на его участке хозяйничает полиция: соседи не вынесли отвратительного чада, идущего из трубы дома Петье.
    Во французскую историю уголовных преступлений вписаны имена многих закоренелых убийц, убийц-рецидивистов. Но врачеватель людей доктор Петье затмил их всех вместе взятых. Позднее на суде обвинитель вполне объективно констатировал: «Так, как Петье, убивали только нацисты в Освенциме и Бухенвальде».
    Потрясенный до глубины души, осматривал комиссар Масю кочегарку зловещего дома. Рядом с топкой были аккуратно сложены рассортированные «по номенклатуре» руки и йоги, ребра и волосы. На колосниках дотлевали еще какие-то бесформенные куски, а перед топкой высилась большая груда обуглившихся костей.
    Позднее доктор Поль представил суду длинный список латинских терминов — наименование всех костей, найденных в доме № 21 по рю Лезер. В нем значились среди прочего одна грудная клетка, пять плечевых костей, семь большеберцовых костей, четыре кости предплечья и две нижние челюсти. Кроме того, в этом списке фигурировали пять килограммов малых отдельных костей, сто килограммов костных останков, идентифицировать которые не удалось, и пять килограммов человеческих волос. Доктор Поль пришел к заключению, что останки эти принадлежат по меньшей мере десятерым мужчинам и женщинам и что самый крупный мужчина был ростом около 180 см, а самая маленькая женщина — примерно 150 см.
    Затем доктор Поль деловито и бесстрастно пояснил, что следы разрезов на конечностях совпадают с многочисленными частями расчлененных трупов, которые находили в окрестностях Парижа еще до обнаружения фабрики смерти на рю Лезер, и что эти разрезы выдают опытную руку хирурга.
    Осмотрев вместе со следственным судьей Тангю «ординаторский кабинет» и маленькую треугольную комнату позади него, главный комиссар Масю попал вдруг в старую конюшню, отделенную от комнатки кирпичной стенкой. Посредине бывшей конюшни виднелась большая, очень глубокая яма. Обычно ее прикрывали две тяжелые каменные плиты, которые сейчас стояли прислоненные к стене. Над ямой болтался блок, с помощью которого можно было ее раскрывать и закрывать. Но не только для подъема и спуска каменных плит служило здесь это сооружение. Сама яма, наполненная гашеной известью, выдавала свое назначение: доктор Петье «высушивал» в ней трупы убитых им людей, а затем уже расчленял их и отправлял в печь.
    Позднее удалось выяснить, что доктор Петье начал сжигать трупы своих жертв предположительно лишь с марта 1944 г. До этого времени доктор Петье действовал по-иному: предварительно обезобразив покойного до неузнаваемости, он расчленял труп и отдельные его части разносил по окрестностям, захоронил или топил в Сене. От большинства несчастных не осталось никаких следов.
    В 27 убийствах обвинялся Петье на суде, и это были только те случаи, когда следы жертвы четко вели к нему.
    Полиция сбилась с ног, разыскивая доктора Петье, а тем временем он отсиживался в уюте и покое на рю Фобур Сен-Дени у одного литейщика по имени Ребо. Ребо знал, что пишут в газетах о докторе Петье, однако не верил ни одному слову. Он, Ребо, так обязан этому врачу Петье, который, оказывается, к тому же еще боец Сопротивления и командир группы «Мухомор».
    31 октября 1944 г. военный жандарм Шарль Донье нес патрульную службу на аллее возле станции Сен-Мандэ. Занятие это весьма скучное, и Донье коротал время, разглядывая уличную публику. Навстречу ему шел капитан. Жандарм механически поднял руку к козырьку? И вдруг вздрогнул: мужчина показался ему знакомым.
    — Ваши документы, мой капитан! — потребовал он.
    Капитан спокойно опустил сильную руку в карман. Донье больше не сомневался. Беглый взгляд на документы, едва заметная улыбка уголком рта и вслед за тем твердо и недвусмысленно:
    — Следуйте за мной, Петье, вы арестованы!
    У жандарма Донье оказалась поразитель
    Показать еще…
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  • mug1 вступил(а) в эту группу
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  •   Austin отреагировал(а) на это 1 нед. назад
    ИСТОРИЯ ТРЕХ МАЛОЛЕТНИХ МАНЬЯКОВ.
    Эта история трех малолетних маньяков в которую трудно поверить. Когда знакомишься с материалами заграничных уголовных дел, задаешься вопросом: «Нет, такое попросту не возможно. Ну не способны 10-12 летние дети, хотя бы в силу природных ограничений, быть изощренными садистами, насильниками и маньяками!». Потом, когда со временем приходит осознание, что способны, да еще и как способны, начинаешь искать причины, повлиявшие на превращение милых малышей в моральных хладнокровных уродов и маньяков. И вдруг понимаешь, главные действующие лица всех этих дел о «детском секс-рабстве» остаются, как правило, за строкой судебных приговоров, и, за строкой журналистских расследований. Отметим, что самые...
    ИСТОРИЯ ТРЕХ МАЛОЛЕТНИХ МАНЬЯКОВ.
    Эта история трех малолетних маньяков в которую трудно поверить. Когда знакомишься с материалами заграничных уголовных дел, задаешься вопросом: «Нет, такое попросту не возможно. Ну не способны 10-12 летние дети, хотя бы в силу природных ограничений, быть изощренными садистами, насильниками и маньяками!». Потом, когда со временем приходит осознание, что способны, да еще и как способны, начинаешь искать причины, повлиявшие на превращение милых малышей в моральных хладнокровных уродов и маньяков. И вдруг понимаешь, главные действующие лица всех этих дел о «детском секс-рабстве» остаются, как правило, за строкой судебных приговоров, и, за строкой журналистских расследований. Отметим, что самые отвратительные, самые изощренные насильники, не достигшие еще даже подросткового возраста, не стали таковыми сами по себе. За всеми случаями стоял взрослый папаша, так или иначе развративший детей и изломавший жизнь не только будущим жертвам, но и своим детям.

    ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЕТИШЕК — МАНЬЯКОВ.
    10 марта 2005 года полиция Нью-Йорка арестовала троих родных братьев: Гаррета, Фостера и Джона Бонэм, соответственно 10, 11 и 12 лет отроду. Если изучать лишь небольшой остаток обвинений, предъявленный сим малышам, выходцам из чрезвычайно зажиточной семьи, то он таков, на протяжении двух первых месяцев 2005 года ребятки зверски изнасиловали девять взрослых проституток, выписанных ими прямо на дом. Если опять же отвлечься от возраста маньяков, нанесших жертвам, как записано в полицейском протоколе, множественные повреждения и разрывы внутренних органов, можно счесть, что с проститутками развлекались головорезы, прошедшие добротную тюремную школу. Любимым развлечением малолетних маньяков было то, что они загоняли в естественные полости пострадавших жриц любви все, что попадалось под руки: школьные ручки, предметы кухонной утвари и даже охотничий нож отца, благо, вложенный в ножны. Приказывали бедолагам садиться в пустую ванну, заставляли вылизывать своим мучителям заднепроходные отверстия, а потом мочились на проституток, после чего замывали следы преступлений при помощи душа. Снимали все эти забавы на цифровую видеокамеру и, отпустив очередную жертву, усаживались подле монитора и, раз, за разом переживая только что содеянное, мастурбировали, пытаясь достичь оргазма. С последним, у неполовозрелых маньяков не клеилось, что, в прочем, не мешало им систематически прибегать к услугам эскортного агентства, поставлявшего деткам секс-рабынь не просто на дом, но и абсолютно бесплатно. Возможно, весь этот досуг так и растянулся бы на неопределенный срок, если бы девятая по счету жертва малышей, 25-летняя Джуди Мария Хэтч, не оказалась на больничной койке в связи с заражением крови. Детишки, помимо прочего, поорудовали в ее лоне грязным рожком для обуви. И не была бы вынуждена дать показания в связи с тем, что было признано медиками, травматическими насильственными действиями сексуального характера. Что ж, насильников, к слову, учащихся престижного нью-йоркского колледжа, тотчас арестовали. И вскоре они рассказали свидетелям, как дошли до такой жизни.

    ОТЕЦ ИЗВРАЩЕНЕЦ ВОСПИТАВШИЙ МАНЬЯКОВ.
    Подоплека происшедшего, состоит в том, что катализатором злодеяний детишек — маньяков выступил их отец-одиночка, 42-летний состоятельный бизнесмен Джозеф Бонэм. Судите сами. Папаша – извращенец, в чей адрес судом было вынесено лишь частичное обвинение, изначально решил преподнести подарок на 12-летие Джона, сделав того мужчиной. С каковой целью в день, выпавший на 21 декабря 2004 года, договорился в частном порядке с конторой, специализирующейся на предоставлении садомазохистских услуг, о девочке для взрослеющего отпрыска. И, не только договорился, но и сам в дальнейшем наглядно показал сыну на живой кукле, что должен делать с бабой настоящий мужчина. Итоги подобного обучения не пропали даром. Джон донес знания до младших братцев. Детишки, пользуясь многочисленными поездками отца бизнесмена по стране, принялись в его отсутствие приумножать собственный сексуальный опыт. В деле есть и такой любопытный момент. 56-летний хозяин агентства, услугами которого пользовались малолетние кретины, был прекрасно осведомлен, к кому и куда отправляются его работницы и, что им предстоит вынести. Был осведомлен, однако не только заставлял ночных фей молчать, но, и поставлял их трем юнным маньякам абсолютно бесплатно. Детишки попросту шантажировали главсутенера тем, что выдадут полиции самый первый его контракт с их же собственным папашей. В итоге босс горизонтального бизнеса, боявшийся не только лишиться лицензии, но и загреметь в тюрьму за оказание услуг лицам, заведомо не достигшим совершеннолетия, удовлетворял все прихоти развратных малолеток. Одна из этих прихотей, к примеру, состояла в следующем, что бы ни вытворяли насильники с жертвой, она обязана была именовать их сынками и откликаться на обращение мама. Что ж, на том и закончим рассказ о деле Бонэм, оставим недосказанное психоаналитикам на осмысление. Сами братцы отправились до наступления совершеннолетия в специальном заведение, и лишь после наступления совершеннолетия загремели за решетку по решению суда. #дети
    Показать еще…
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  •   жестишмат отреагировал(а) на это 1 нед. назад
    Nysha добавил(а) 25 фото в альбом Жертвы маньяков и убийц
    фотографии жертв серийных маньяков и убийц
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  •   жестишмат отреагировал(а) на это 1 нед. назад
    Nysha добавил(а) фото в альбом Жертвы маньяков и убийц
    фотографии жертв серийных маньяков и убийц
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
  •   жестишмат отреагировал(а) на это 1 нед. назад
    Nysha добавил(а) фото в альбом Жертвы маньяков и убийц
    фотографии жертв серийных маньяков и убийц
    Пост на модерации
    Пост успешно опубликован. Пост будет скрыт в вашей ленте.
Нет постов в этой ленте…
Не удается загрузить содержимое. Обновите страницу и(или) обратитесь за помощью к администрации.